Жан-Пьер Протцен. Добыча и обработка камня у инков. стр.5

Статьи >Добыча и обработка камня у инков


ДОБЫЧА И ОБРАБОТКА КАМНЯ У ИНКОВ*
Жан-Пьер Протцен Калифорнийский университет, Беркли, перевод JazzPROMT

Добыча

В Качикате, инки не практиковали карьерные работы, в классическом понимании. Они не откалывали камень из скалы, не отделяли его от основы, подрубая. Рабочие карьера просто обошли гигантскую каменную осыпь, тщательно выбирая блоки, которые соответствовали их требованиям. Насколько я смог выяснить, как только соответствующий блок был определен, его слегка обрабатывали прежде, чем отправить на строительную площадку. Тонкая работа и регулирование подгонки, видимо, делались позже в строительной площадке. Часто работа на блоке начиналась прежде, чем к нему был подведен пандус. Доказательство этого особенно очевидно в конце самого высокого пандуса в южном карьере (точка наблюдения 115), где два блока (4.5x2.5х1.7м, другой 6.5х2.7х2.1м) частично обработанные, возвышаются на рабочих платформах, еще не соединенных с пандусом.

Следы обработки на этих и других блоках интригуют. Они сильно напоминают имеющиеся на незаконченном обелиске в Асуане, и используемая техника, должно быть, не сильно отличалась от той, что применялась египтянами, которые использовали долеритовые шары, для выстукивания заготовки, пока последняя не приобретала желаемую форму*.

Следы в Качикате и Асуане

Следы обстукивания на блоке красного гранита в южном карьере Качикаты.

Следы обстукивания отбойниками на обелиске в Асуане*.

В 1959г., Аутватер сообщал: "На участке [Качиката] найдено несколько инструментов, доказывающих их применение. Имелось несколько диоритовых отбойников, и очень немного пик или клиньев"*. И, действительно, инструменты редко встречаются на этом участке. Только в следующее посещение Качикаты в I983г., я обнаружил, на складской площадке около Инкаракаи, три отбойника два из кварцита и один из неопределенный породы. С тех пор, имеется только очень скудное свидетельство, что Инки раскалывали скальные породы при помощи клиньев, я довольно скептично отношусь к заявлению Аутватера, что он находил пики и клинья.

Как говорилось выше, горная порода, найденная в западном карьере, представлена сероватым, мелкозернистым гранитом. Очень немногие из крупных блоков, оставленных или на склонах или на строительной площадке, состоят из этого материала. Однако, сегодня, местные предания, так же как и во времена Скваера, подтверждают, что это - реальный карьер Ольянтайтамбо. Два жернова, один почти законченный, другой грубо отесанный - должны говорить о том, что карьер разрабатывался в колониальное время. Но имеются другие факты, указывающие на общую связь западного карьера с двумя другими, в частности постройка пандусов.

У этого карьера, лежащего в стороне от основного пандуса, есть одна удивительная особенность, это наличие множества длинных, тонких блоков на различных стадиях обработки. Некоторые из них длиной почти 7м. и имеющие поперечное сечение только 40x40см. То, как эти каменные "иглы" были получены, остается своего рода загадкой. Некоторые из них разбросаны около дороги, очевидно, что длинные блоки с большими поперечными сечениями, неоднократно разделялись на блоки с меньшими поперечными сечениями. Но как? Нет никаких опознаваемых следов инструмента на рабочих поверхностях, никаких следов вбивания клиньев, имеются только слабые следы транспортировки. Эти "иглы", в отличие от крупных блоков в северных и южных карьерах, не были получены обстукиванием.

Для чего использовались эти "иглы"? Я разговаривал с местными информаторами, как и Скваер до меня, - "иглы" использовались в строительстве моста через реку Урубамбу. Это объяснение сомнительно, так как пролеты от каждого берега, до, все еще стоящей в реке, опоры моста, составляют, соответственно, около 20м и 30м. Любопытно, что нет никаких брошенных "игл" на пандусах, ведущих от карьеров до строительной площадки. Единственные блоки в Ольянтайтамбо, которые вообще соответствуют их описанию, являются перекрытиями в дверных проемах в стенах Маньяраки, при входе в "крепость".