Гарсиласо де ла Вега. Крепость Коско огромность ее камней. стр.2

Статьи > Гарсиласо де ла Вега


ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА ИНКОВ
Гарсиласо де ла Вега, перевод В.А.Кузьмищева

Стр. << < 1, 2, 3, > >>


Глава XXVIII
ТРИ СТЕНЫ ОГРАДЫ - САМОЕ ВОСХИТИТЕЛЬНОЕ СООРУЖЕНИЕ

С другой стороны холма, напротив этой стены, лежит широкая равнина; по тому склону подъем к вершине холма очень пологий [и] по нему противник мог бы наступать, сформировав [войска] в эскадроны. Там построены три стены, расположенные одна следом за другой по мере подъема на холм; каждая из стен имеет более двухсот саженей в длину. Они построены в виде месяца (media luna), чтобы замкнуть [подступы] п соединиться с другой отшлифованной стеной, выходящей на город. Первая из трех стен должна была показать могущество их власти, потому что, хотя все три стены являют собой единое сооружение, та стена выражает его грандиозность, ибо она сложена из самых больших камней, благодаря которым все сооружение становится невероятным для тех, кто его не видел сам, и ужасающим для тех, кто внимательно ознакомится с ним [и] хорошенько поразмыслит над величиной, и количеством камней, и теми малыми приспособлениями, которыми они располагали для того, чтобы вырубить, обработать и уложить их в том сооружении.

Лично я для себя считаю, что их не добывали в каменоломнях, потому что, судя по ним, нельзя сказать, что их [где-то] вырубили; просто то были отдельные отколовшиеся [куски] скал (каменотесы называют их валунами), которые имеются в тех горах, приспособленные для [того] сооружения; их устанавливали в том виде, в котором находили, потому что одни из них имеют выбоины с одной стороны, а другие — выступы, а третьи — кривизну. Имелись ли .острые выступы или их не было, было ли их много или они совсем отсутствовали, но они не пытались устранить [эти дефекты], срубая углы или высекая их, так как выемки и пустоты одной огромнейшей скалы заполнялись выступами и выпуклостями другой такой же или даже еще большей, если эту большую они находили; и точно так же кривизна или прямой откол одной скалы дополнялись кривизной или прямым отколом другой, а недостающий угол одной скалы они восполняли выступом другой, но не отдельным маленьким куском, который восполнил бы лишь недостающую часть, а путем подгона к ней другой скалы с торчащим выступом, который восполнил бы недостающую часть; таким образом, создается впечатление, что те индейцы стремились не укладывать в ту стену маленькие камни, хотя ими [493] можно было заложить неровности больших камней, а добивались того, чтобы все они были на удивление крупными и как бы обхватывали и укрепляли друг друга, каждый восполняя недостатки другого ради большего величия сооружения, и именно это восхвалял отец Акоста, заявляя:

"Больше всего восхищает то, что, хотя эти [камни] в стене не были обрублены по линейке, а очень сильно различались между собой размерами и формой, они были пригнаны друг к другу с немыслимой точностью и без соединительной смеси". И хотя скалы устанавливались без .правил, линейки и циркуля, они всеми своими частями так подогнаны друг к Другу, словно это сооружение было построено из искусно обтесанных камней; лицевую сторону тех скал обрабатывали мало; они почти оставались такими же, какими их создала природа; только в местах стыковки каждую скалу обтачивали до четырех пальцев [в глубину] и делалось это очень тщательно; таким образом, [сочетание] грубых лицевых сторон, отшлифованных стыков и беспорядочного сочленения тех скал и скалищ позволили им создать изящное и красивое сооружение.

Один священник, уроженец Монтильи, направившийся в Перу уже после того, как я стал жить в Испании, и вскоре вернувшийся оттуда, говоря об этой крепости, и в частности о чудовищных размерах ее камней, сказал мне, что до того, как он их увидел, он никогда, никогда не верил, что они были такими громадными, как об этом рассказывали, но что после того, как он их увидел, ему показалось, что они были значительно более крупными, нежели о них идет молва, и тогда у него зародилось иное сомнение, еще более страшное, а именно, что их могли установить в том сооружении лишь с помощью дьявольского искусства. Он действительно прав, [говоря], что испытывает затруднения [в понима-нии], как они могли быть установлены в сооружении, пусть даже с помощью всех машин, которыми располагают здешние инженеры и старшие мастера; во сколько же раз это было труднее сделать без них, ибо то сооружение превосходит в этом семь других, которые называют чудесами света, потому что легко понять, как могло быть осуществлено строительство такой широкой и длинной стены, как в Вавилоне, и колосса на Родосе, и пирамид в Египте, и остальных сооружений, ибо это делалось с помощью бесчисленного множества людей и добавлением день ото дня, год от года все большего и еще большего количества [строительного] материала; я считаю, что для стены Вавилона таким материалом мог быть кирпич и битум; для родосского колосса — бронза или медь, для пирамид — камни и скрепляющий раствор; иными словами, можно постигнуть, как их построили, ибо с помощью времени сила человека все преодолела. Однако невозможно постичь, как могли те индейцы, до такой степени лишенные каких-либо машин, изобретений и орудий труда, рубить, обрабатывать, и передвигать столь огромные скалы (которые скорее являются кусками гор, нежели камнями для строительства), и установить их о такой точностью, как они [там] стоят; и поэтому по причине их [494] столь близкого родства с дьяволами их приписывают к волшебным деяниям.

В каждой стене, почти посредине нее, имелся проход, а каждый проход имел подъемный камень шириною и высотою с проход, который оп закрывал. Первую [стену] называли Тиу-пунку, что означает песчаные ворота (puerta del arenal), потому что на той равнине кое-где имеется песок, бетонный песок: [словом] тиу они называют песчаную почву и песок, а пунку обозначает ворота. Вторую они называли Акавана Пунку, потому что главного мастера, построившего ее, звать Акавана, слог ка произносится внутри гортани. Третью называли Вира-коча Пунку, посвятив ее своему богу Вира-коче, тому призраку, о котором мы говорили подробно, явившемуся принцу Вира-коче Инке и предупредившему его о восстании чанков, за что его считали защитником и новым основателем города Коско, и, так как они отдали ему те ворота, они [как бы] просили его быть их, сторожем и защитником крепости, каковым он уже был в прошлом в отношении всего города и всей их империи. Между всеми теми тремя стенами во всю их длину имеется пространство в двадцать шесть или тридцать футов; оно заполнено землей вплоть до самого верха стены; они не знают, является ли насыпь [частью] самого холма, подымающегося вверх, или это дело рук [человека]: должно быть, это и то и другое. Каждая изгородь имела свои перила высотой больше чем вара, за которыми они могли сражаться с большей безопасностью, чем в открытую.

Стр. << < 1, 2, 3, > >>