Патрик Н. Хант. Источники вулканического камня инкских построек в области Куско, Перу. стр.3

Статьи > Патрик Н. Хант


ИСТОЧНИКИ ВУЛКАНИЧЕСКОГО КАМНЯ ИНКСКИХ ПОСТРОЕК В ОБЛАСТИ КУСКО, ПЕРУ
Патрик Н. Хант, Институт Археологии, Лондон, перевод Jazz-PROMT.


Хуаккото


Хуаккото также был известен как карьер, использовавшийся в течение нескольких столетий, хотя источники предполагают, что наиболее активная его разработка велась в более поздний период, чем разработка Румикольки (Грегори, 1916, стр.92), уже после расширения империи Инков при правлении Пачакути (середина 15-го века.). Эксплуатация Хуаккото, наиболее тесно связана с Постзавоевательным или Колониальным периодом (Роуи 1946г.; Гаспарини и Марголиес 1980г., стр.302; Протцен 1988-89гг.).

Как отмечалось ранее, Хуаккото ближе к Куско чем Румиколька, Хуаккото на расстоянии 19км, Румиколька на - 35км. Хуаккото расположено на высоком плато, над долиной Уатаная. По своей высоте местоположения, Хуаккото находится чуть ниже отметки 4100м, что намного превышает уровень Куско. Таким образом, транспортировка каменного материала из карьера в Куско была облегчена перепадом высот и, особенно тем, что длина пути, по сравнению с Румиколькой сокращалась наполовину. До сих пор неясно, почему Румиколька была брошена, учитывая большое количество оставленных там тесаных камней, преимущественно обработанных и готовых к транспортировке. Совпало ли завершение эксплуатации Румикольки со смертью Пачакути, или же причинами прекращения разработки послужили гражданская война и последующее испанское завоевание - вопрос для историков. Так как Румиколька никогда не исчерпывалась (действительно разрабатывалась спорадически, с тех пор и до настоящего времени), то возможна любая гипотеза. Тем не менее, можно предположить, что в колониальный период, близость Хуаккото и перепад высот, сделали разработку там, более привлекательной - меньше трудовых ресурсов требовалось для транспортировки. Вместе с этим, потеря рабочей силы миты и сокращение объемов строительства в колониальный период, могут говорить в пользу справедливости такого предположения.


На каменных карьерах Хуаккото до сих пор ведутся незначительные работы. Флюидальная текстура местного камня "способствует разделению на плиты, подходящие для дорожного мощения, изготовления бордюрных камней, и облицовки..." (Грегори 1916г., стр.92). В руках, образец материала Хуаккото, чаще всего, имеет частую плоско-параллельную трещиноватость и обладает более светлым цветом, чем камень Румикольки, и идеален для облицовочных работ, строительства дорог и зданий. Из-за общей светлой окраски, его фенокристаллы более видимы невооруженным глазом.


Петрография

Первый петрографический анализ карьеров Хуаккото, определил их материал, как гиперстеновый андезит (Грегори 1916г., стр.92). Однако, по существующим стандартам, он должен быть отнесен к биотитовому андезиту. Первичные фенокристаллы в материале карьера Хуаккото в порядке суммарного объёма располагаются следующим образом – плагиоклаз и биотит. Дополнительно отмечается, небольшое количество роговой обманки и также найдены случайные ксенолиты апатита.

Грегори определил состав полевого шпата, как в пределах от андезина к лабродориту (Грегори 1916г., стр.92), что верно, и он проявляется в большем количестве и в более длинных планках чем в лаве Румикольки. К тому же, они демонстрируют сильное структурное выравнивание (намного заметнее чем в эффузивах Румикольки, о которых говорилось ранее), Грегори снова использует термин "гиалопилитовая" (1916г., стр.92).

Характерный фенокристалл Хуаккото - биотит, который развивается в длинных, почти игольчатых планках до 2 мм длиной, более чем 2 раза превышая размер биотита Румикольки. Также в эффузивах Хуаккото изредка отмечаются участки скопления биотита.

Роговая обманка в материале Хуаккото встречается не часто и находится в перекристаллизованном или сильноизмененном состоянии. Возможно, что Грегори, который не упоминает роговую обманку в его петрографическом описании для Хуаккото, принял некоторые, особенности следов перекристаллизации амфибола за псевдоморфозы по роговой обманке.

Типичный матрикс Хуаккото, примерно, составлен из тех же самых элементов, что и фенокристаллы. Грегори описал эту основную массу как "скрытокристаллическою" (1916г., стр.92), которая более характерна для материала Хуаккото чем для Румикольки.

Итоги этого структурного анализа приведены в таблице на стр.2. В эффузивах Хуаккото может быть отмечена ярко выраженная структура потока, оправдывающая использование Грегори термина "гиалопилитовая" (1916г., стр.92), с более выраженным выравниванием фенокристаллов по сравнению с эффузивами Румикольки. Другая отличительная особенность - относительная свежесть и чистота материала Хуаккото по сравнению с Румиколькой, хотя Габельман поддерживает почти одновременное их формирование, вероятно в Миоценовый период (Габельман 1964г., стр.31и33). Однако, некоторое отличие материала Румикольки может быть обусловлено гидротермальным изменением. Образцы эффузивов Румикольки даже в свежем сколе имеют красноватый оттенок, указывая на собственный глубинный вулканический канал, тогда как эффузивы Хуаккото кажутся более свежими при раскалывании, хотя их более светлый серый цвет спустя половину тысячелетия, за счет выветривания часто приобретает красно-коричневый оттенок (Грегори 1916г., стр.92-3).

Еще важнее текстурных особенностей - размер и распределение фенокристаллов в эффузивах Хуаккото по сравнению с эффузиами Румикольки.

В контексте археологии, объекты в которых найден материал Хуаккото, рассматриваются после описания объектов, для которых источником материла, был определен Румиколька.


Стилистический анализ

После петрографического анализа, вторым признаком о происхождении материала мог бы послужить анализ стилистического соответствия имеющихся тесаных камней инков. Это – не самая надежная закономерность, поскольку она основана на двух допущениях: то, что камни часто обрабатывались в карьере; и что форма камня определяла бы свое размещение, а не наоборот.

В ответ на первое допущение Протцен утверждает: "Тогда, когда камни Румикольки находились еще в карьере, они уже были полностью обработаны, или почти завершены, будучи обработанными с пяти из их шести поверхностей" (Протцен 1986г., стр.85). Это, возможно, не всегда имеет место, поскольку этот вывод вытекает из наблюдений в главном существующем карьере Румикольки - Рудника Ламы Инки, но законченные тесаные камни распространяются и на склонах Румикольки, более чем на несколько километров, тем самым подтверждая слова Процена.

В ответ на второе допущение следует сказать, что может иметь значение однотипность конфигурации каменных кладок. Это особенно верно для многих совершенных каменных кладок в Куско, созданных по строительной программе Пачакути. Если бы форма и размеры были предопределены в карьере, как следует из утверждений Протцена, то этот индикатор мог быть полезным, как возможной указатель на место происхождения материала.

По крайней мере, есть еще одно исследование, предложившее наличие некоторого соответствия видов обработки камня, определенному рисунку кладки. Агурто Кальво отличает приблизительно двадцать четыре различных варианта каменных кладок (Агурто Кальво 1987г., стр.154-162, 170-75).

В период, связываемый с Пачакути, в Куско редко использовали тесаные камни без прямоугольной или квадратной формы от среднего до крупного размеров для большинства андезитовых блоков. С другой стороны, сильно заметен контраст с колониальным периодом - менее строго-отесаные камни андезита, в связи с чем менее совершенная каменная кладка, и вообще блоки меньше по размеру чем их предшественники, часто имея размеры приблизительно 25х25х30см или меньше (в противоположность большим тесаным камням периода Пачакути).

Таким образом, стилистическая особенность (например, линейность, размер, и однотипность тесаного камня) может также использоваться, чтобы получить некоторую информацию по источнику материала, но здесь используется только для подтверждения петрографических характеристик.